Зачем дочь Кучмы оставила Украину

Материал из ДОСЬЕ
Перейти к: навигация, поиск

На саммите G20 Владимир Путин назвал Британию "маленьким островом", на который никто, кроме олигархов, не обращает внимания. Тем не менее, Лондон стал супербогатым городом, в котором живет 4 тыс. человек с состоянием более $31 млн.


Вторник, 3:00 ночи, оранжевый Maserati стоимостью $200 тыс. выезжает с Кадоган-сквер в районе Бельгрейвия. Водитель нажимает на педаль газа, и автомобиль с арабскими номерами с ревом уносится прочь. Пока страдающие бессонницей жители из любопытства подходят к окну, Maserati уже и след простыл. Весь следующий месяц улицы Лондона будут заполнены разноцветными Ferrari и Maybach, владельцы которых — аристократы из Эмиратов, пишет Daily Mail.


Это происходит каждый год. Когда в Кувейте, Катаре и Абу-Даби поднимается температура и становится слишком жарко, богатые семейства перемещаются в более умеренный климат Найтсбриджа, шикарного района Лондона, где они ходят по магазинам и ищут способы провести досуг. Для сыновей это ночи пьянства и разгульного поведения, которое неприемлемо на родине.


Добро пожаловать в супербогатый Лондон, город с самым большим количеством мультимиллионеров в мире (по данным Wealth Insight analysis). Здесь живет более 4 тыс. человек и у каждого из них состояние более 20 млн фунтов ($31,3 млн), а значит Лондон опережает Токио, Сингапур и Нью-Йорк.


Выступая на саммите G20 на прошлой неделе, российский президент Владимир Путин назвал Британию "маленьким островом". Никто не обращает на нее внимания, кроме, конечно, российских "олигархов, которые купили "Челси". К этому списку можно добавить украинцев, казахов, азербайджанцев, малайзийцев, китайцев, индийцев и даже греков с итальянцами, которые в еще больших количествах устремляются в Лондон, пытаясь его скупить.


Поток иностранного богатства, кажется, не остановить. 85% "суперэлитных" домов, цена за которые обычно на 5% выше стоимости самой дорогой недвижимости, продаются иностранцам. Кроме того, 60% недавно построенной недвижимости в Лондоне находится в руках зарубежных инвесторов, главным образом, с Дальнего Востока.


Греки и итальянцы ежегодно покупают собственность в Британии на 500 млн фунтов ($783 млн). Всего несколько недель назад бывший премьер-министр Катара, семья которого владеет большой частью элитного жилого комплекса One Hyde Park, заявил, что после отставки будет жить в Лондоне, а не на родине.


Его решение довольно символическое. Лондон стал игровой площадкой для иностранных капиталов — местом ресторанов премиум-класса, безграничного шопинга и конфиденциальности. Город заработал имидж одного из самых гламурных и шикарных городов мира, благосклонного к плутократам и диктаторам, которые хотят спрятать свои деньги. Неслучайно полковник Каддаффи выбрал Великобританию в качестве хранилища для своих 40 млрд фунтов ($62,6 млрд).


Миллионеры Персидского залива обосновались в Великобритании еще во времена нефтяного кризиса середины 1970-х, поселившись сначала в Мейфэре, а потом дойдя и до Найтсбриджа. Их богатства неуклонно росли вместе с ценами на энергоресурсы — как и их любовь к Лондону. Они — требовательные клиенты, говорит представительница частного клуба Quintessentially Lifestyle. "Недавно нам поступил заказ на позолоченный BlackBerry — телефон, сделанный на заказ. Другой клиент хотел завести домашнюю медузу. На прошлой неделе клиент прислал 1 тыс. розовых роз из Саудовской Аравии в Саутгемптон после того, как его подруга-студентка сдала экзамен. Как-то нас даже попросили каждую неделю в течение 4 месяцев привозить верблюжье молоко — к клиенту приехала жена из Иордании, а у их годовалого ребенка была аллергия на коровье молоко", — рассказала партнер фирмы Клементина Черчворд.


Если арабы традиционно предпочитали Мейфэр, то новые супербогатые русские стали колонизировать районы Бельгрейвия и Кенсингтон. "Прошлым летом ко мне приехал один российский друг и сказал, что хочет купить самый дорогой дом на рынке. Ни место, ни размеры его не волновали. В итоге он купил дом за 100 млн фунтов ($157 млн) с собственными вертолетными площадками. Живет он в нем по 2–3 недели в год", — добавила управляющая компанией Rustyle Алина Блинова.


Ее подруга, украинский модельер Натали Каут, добавляет: "В Лондоне легко жить, здесь я чувствую себя в безопасности. Мужчины покупают дорогие особняки, чтобы привезти сюда своих женщин и детей. Дети получают хорошее образование, а женщины могут бесконечно ходить по магазинам... Мужчины счастливы платить за это все, потому что у них остается свобода обзаводиться любовницами в России".


"Я узнаю российских женщин на улицах: они с головы до ног одеты в вещи от ведущих брендов, особенно Dolce&Gabbana, Versace, Roberto Cavali, которые сочетаются безо всякого вкуса и могут стоить больше 10 тыс. фунтов за наряд", — продолжает она.


Также крупные суммы денег в Лондон привозят индийцы, малайзийцы и китайцы, которые, готовясь к Олимпийским играм, потратили 60 млн фунтов ($94 млн) за месяц, причем только на рынке недвижимости — предпочтение они отдавали новым зданиям на набережной бизнес-шопинг-квартала Кэнэри-Уорф и богатого района Ричмонда. На совести китайских покупателей почти треть продаж предметов роскоши в Великобритании.


Один гонконгский миллиардер Джозеф Ло Луэнь-Хун потратил 33 млн фунтов ($51,7 млн) на шестиэтажный особняк в районе Бельгрейвия — дом для его коллекции Гогена за 25 млн фунтов ($39 млн), Пикассо за 8 млн фунтов ($12,5 млн) и коллекции вина из 10 тыс. бутылок. Впрочем, самые богатые китайцы остались невидимыми.


Дочь одного китайского миллионера, попросившую не раскрывать своего имени, отправили сюда на учебу в частную школу-интернат при английском университете. У гонконгских бизнесменов есть прочные связи с Великобританией, рассказала она, а ее отец — промышленник из северной части материкового Китая. Некоторые богатые жители материкового Китая — государственные чиновники, не имеющие права пользоваться деньгами, которыми управляют. Большинство из них скрываются, но девушка знает, что выпускник Хэрроу и Оксфорда Бо Гуагуа (сын оппозиционного китайского политика Бо Ксилая, который сейчас обвиняется в коррупции) вел роскошный образ жизни, когда учился в Британии, в том числе мог позволить себе квартиру в Южном Кенсингтоне.


Лучше всего о притоке иностранных денег может рассказать лондонская собственность. Позади хорошо защищенных стен Кемпдена, в сердце Кенсингтона находится одно из самых дорогих и исторических зданий Лондона. Это бывшее здание посольства принадлежит якобы офшорной компании, но ее настоящий владелец — дерзкий транжира, иорданский плэйбой Эйб Джамин, бывший владелец ночного клуба China White.


Джамин много лет работал в кабинете шейха Султана бин Халифы бин Зайеда Аль Нахяма, владеющего миллиардным состоянием Эмира Абу-Даби. Ему также принадлежат особняк на Брик-Стрит в Мейфэре с подземной парковкой и коллекция Maserati и Lamborghini. Оба здания принадлежали ему 20 лет, но в прошлом месяце он выставил их на продажу всего за 100 млн фунтов ($156 млн).


Из-за еврокризиса спрос на топовую собственность достиг наивысшей точки среди европейских инвесторов, которые хотят куда-нибудь вложить свои деньги. Агент по недвижимости фирмы Savills рассказал, что количество богатых греческих семей, которые надеются купить недвижимость за 2-4 млн фунтов ($3-6 млн) увеличилось на 15%. По данным конкурирующей фирмы Knight Frank, в 2010-2013 годы более чем три четверти покупателей недвижимости в Южном Кенсингтоне были иностранцами, а в самом Кенгсинтоне — двое из трех. Среди этих покупателей была и жена украинского олигарха Виктора Пинчука, подруга Элтона Джона Елена Франчук, купившая внушительный особняк за 80 млн фунтов ($125 млн).


Однако мало кто из олигархов проявляет такую же активность, как владелец футбольного клуба "Челси" Роман Абрамович, который покупает недвижимость на собственное имя — для иностранных богачей в Лондоне это редкость. В 2011 году Абрамович купил особняк за 90 млн фунтов ($141 млн) на улице Кенсингтон-Пэлас-Гарденс. Среди его соседей — индийский стальной магнат Лакшми Миттал, а также герцог и герцогиня Кембриджские. Сейчас он продает девять своих квартир на Лоундес-Сквер в Найтсбридже за 52 млн фунтов ($81,5 млн) и дом на Чейни Уолк в Челси за 30 млн фунтов ($47 млн).


Лондонские дома стоят 1,12 трлн фунтов ($1,8 трлн) — почти четверть ценности всего жилищного фонда Великобритании, но работать и жить в Великобритании собираются только две трети покупателей.


Результат — сотни пустующих квартир и домов, среди которых One Hyde Park — проект застройщика Candy and Candy и бывшего премьер-министра Катара шейха Хамадома бин Яссима бин Джаброма аль Тани. Это самый дорогой жилищный комплекс Великобритании. По документам Земельного кадастра почти все квартиры — 59 из 80 — принадлежат корпорациям, зарегистрированным в налоговых оазисах, таких как Британские Виргинские острова и Лихтенштейн, для укрытия от налогов на прирост капитальной стоимости и госпошлины. Среди жителей — Ринат Ахметов, самый богатый человек Украины, который купил две квартиры за 136,4 млн фунтов ($210 млн), экс-председатель казахской медной компании "Казахмыс" Владимир Ким, шейх Мохаммед Сауд Султан аль-Касими и нигерийский нефтяной магнат Фолоруншо Алакиджа.


Из-за такого наплыва богатства британцы могут назвать себя богачами. Британские финансовые компании также благодарны иностранным деньгам, как и частные школы, высококачественные агентства недвижимости, ведущие отели, дома мод, картинные галереи и аукционы Мейфэра и Южного Кенсингтона.


Список альтернативных потребительских цен, представленный Forbes, дает некоторое понимание этой параллельной вселенной. Например, российское соболиное пальто Maximilian стоит 170 тыс. фунтов ($266 тыс.) — с прошлого года цена поднялась на 10%, вертолет Sikorsky Aircraft — 10 млн фунтов ($15,6 млн), килограмм севрюжьей икры — 8,7 тыс. фунтов ($13,6 тыс.). Не все выступают "за" такие порядки: британские "богачи", например, были вытеснены из Бельгрейвия в соседний Пимлико, бывшие жители Мейфэра теперь перебрались в Марилебон, а Кенсингтона — в Фулхэм. Центральный Лондон для "просто богатых" уже закрыт.


У засилья новых богачей есть и тревожная сторона. Привлекательность Лондона не только в конфиденциальности, но и в щадящем налоговом законодательстве для нерезидентов и в отсутствии вопросов о происхождении капиталов. "Существенную часть денег, которые крутятся на Мэйфейре, Бельгрейвии, Челси и Найтсбридже, я бы назвал деньгами на крови, полученными путем чудовищных преступлений. Не все, но очень многие богачи нарушали закон. Есть что-то ироничное в том, что эти люди хотят держать семьи и награбленные богатства в Лондоне — месте, которое столь безопасно именно потому, что мы уважаем право собственности и верховенство закона", — считает основатель хедж-фонда Билл Браудер, юрист которого Сергей Магнитский был убит в российской тюрьме за то, что пытался раскрыть коррупционную схему.


Лондон — место, где богатые могут купить особняк за 50 млн фунтов ($78 млн), чтобы скрыть свои наличные деньги, где они могут скрыться от налогов или сбежать от судебного преследования на родине. Президент Путин может быть прав, когда говорит, что никто не обращает внимания на Великобританию. Устремляющиеся сюда миллионеры и миллиардеры думают именно так. Они ценят предлагаемую конфиденциальность и — в тревожно растущем числе случаев — готовность закрывать глаза.[1]

Источники

  1. Как Лондон превратился в Олигархоград
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Просмотры
Действия
Навигация
НОВОСТИ
ПЕРСОНЫ
ПАРТИИ
ГРУППИРОВКИ
ИМЕНИЯ
ВЫБОРЫ 2014
VIP ГОРОСКОП
Инструменты