Притула, Алена Юрьевна

Материал из ДОСЬЕ
(перенаправлено с «Притула, Алена»)
Перейти к: навигация, поиск
Притула Алена Юрьевна
Притула Алена.jpg
Экс-главный редактор издания «Украинская правда».

Первый муж Владимир Притула

Первый муж Алены Притулы Владимир Притула является самым известным крымским политическим обозревателем [1]

В качестве собкора «Свободы» он активно освещал крымскотатарскую проблему, деятельность крымских «сепаратистов», «националистов» и «радикалов» из Народного фронта «Севастополь-Крым-Россия», КРО «Вера» и Русской общины Крыма. [2]

В интервю «Телекритике» Алена Притула рассказала, что ее первый муж тоже закончил Одесский политех, специальность «Электроакустика и ультразвук»: «В Севастополе не было, пожалуй, ни единого человека, который мог бы написать о конфликте с точки зрения украинского гражданина. Мой бывший муж был именно таким человеком. Он стал писать маленькие заметочки сначала в «Україну молоду», потом на украинскую службу «Радио Свобода» и постепенно втянул меня. Я стала ходить на пресс-конференции, передавать ему какие-то новости, мы работали с информационным агентством УНИАР Сергея Набоки, стрингерами Reuters, потом пришли в «Интерфакс-Украина».

То есть именно первый муж сыграл ведущую роль наставника в определении профессионального призвания Алены Притулы.[3]

Резкие карьерные повороты

Журналист Алена Притула, приехавшая из Крыма покорять Киев, до событий, связанных с кассетным скандалом, среди коллег не пользовалась известностью. Ее профессиональная деятельность не была яркой и запоминающейся. В своем творчестве она не специализировалась на какой-то определенной тематике. Ее журналистская карьера, скорее, свидетельствует о спонтанности жизненных поступков. Сотрудничество с «Reuters» и знание английского языка позволили ей со временем заручиться поддержкой одного из западных грантодателей и пройти стажировку в Университете Дюк (Северная Каролина, США, 1996-й год).

В своих автобиографических данных А.Притула не любит упоминать об одном своем карьерном достижении - в конце 90-х, официально числясь в «Интерфаксе-Украина», она фактически перешла на работу в пресс-службу администрации президента Украины Л.Кучмы.

В июле 1999 года Алена Притула получила звание Заслуженного журналиста Украины.[4]

Сама Притула отозвалась о награде с дрожью:

Aquote1.png «Да, у меня есть эта награда. Наглости не пойти на церемонию награждения у меня хватило, мужества не принять эту награду, когда президент пришел в самолет и передал мне ее при моих коллегах, у меня на тот момент не было».[5] Aquote2.png

Но к обретенному ею званию Заслуженного журналиста Украины за эти годы добавлены еще два титула: член Комиссии по журналистской этике (с сентября 2001-го); лауреат премии Стэнфордского университета за «рыцарство в журналистике».[6]

Роман с Литвином

Litvin.jpg

Такое обилие наград и достижений заставляет искать еще какие-то аргументы, кроме «профессиональных достижений». Именно переход в президентскую администрацию и обслуживание журналистов так называемого президентского пула, похоже, стал роковой чертой для этой коммуникабельной, увлекающейся бонсай и конными прогулками женщины, к тому же – одинокой.

Коллег внимание к Притуле не удивило: как, и за что даются звания сотрудникам президентской администрации, было широко известно. Посвященные в администрации президента знали: «у Алены и Володи - роман». Литвин постоянно оказывал Алене знаки внимания, отставив свойственную ему осторожность и скрытность в поступках, что дало повод близкому окружению говорить: «Притула для Литвина нечто большее, чем просто мимолетное увлечение».

О своих отношениях с Литвиным Алена в конце 1999-го рассказывала многим. Возможно, таким приемом пытаясь «засветить» свои отношения со всемогущим Владимиром Михайловичем. Возможно, с умыслом - чтобы охладить пыл и чаяния обремененного высокой государственной должностью этого немолодого женатого человека. К тому времени у Алены Притулы начался новый и фатальный роман.[6]

Гонгадзе - третий в бытовом треугольнике

Гонгадзе и Притула

В декабре 1999 года Притула вместе с двумя коллегами прибыла в Вашингтон. Одним из них был Сергей Шолох, директор независимой радиостанции «Континент» (сегодня - политический беженец). Другой - киевский эпатирующий журналист Георгий Гонгадзе. Цель их поездки состояла в том, чтобы привлечь внимание властей США к притеснению свободы слова в Украине. Давление на средства массовой информации, запугивание журналистов, цензура со стороны государства.

Во время этого визита Гонгадзе заявил, что на Украине не осталось ни одного печатного издания или средства массовой информации, которое согласилось бы публиковать его информацию.

В Киеве на слова Гонгадзе лишь пожали плечами. Во-первых, оппозиционные СМИ, пусть и притесняемые властью, публиковали любые расследования, компрометирующие режим Кучмы и его окружение. Во-вторых, Георгий Гонгадзе никогда не относился к когорте журналистов, пребывающих в системной оппозиции к Л.Кучме. Как не относился и к той части украинских журналистов, мнение которых чего-либо стоило, и к которым прислушивались. К тому времени его творческое наследие насчитывало неполный десяток сумбурных публикаций. Да и телевизионная практика (основная специализация Г.Гонгадзе) также не изобиловала системностью.

Выигрышно смотревшийся на экране телевизора Георгий обратил на себя внимание зрителей, когда во время первого в украинской истории прямого эфира с участием украинского президента экспрессивно задал Леониду Кучме два вопроса. Вопреки распространенному СМИ мнению, что эти два вопроса озлобили Л.Кучму в отношении Георгия - есть мнение, что это всего лишь один из множества мифов «дела Гонгадзе». Ибо присутствовавшие на этой «встрече в эфире» (октябрь 1999-го, канал «1+1», передача «Эпицентр») очевидцы свидетельствуют: Л.Кучму взбесили не выпады Гонгадзе, а вопросы Ольги Мусафировой, собственного корреспондента в Украине российской «Комсомольской правды».

Более того: организатор этого прямого эфира - президентский помощник, а ныне народный депутат Александр Волков даже громко матерился по этому поводу за кулисами студии в присутствии женщин. А Кучма с Мусафировой продолжил выяснять отношения даже после эфира. О Гонгадзе тогда никто и не вспомнил!

Именно в Георгии Гонгадзе Алена Притула, неожиданно для многих, нашла себе друга и соратника. Именно в паре с ним и без гроша в кармане она начала диковинный для Украины того времени информационный Интернет-проект под названием «Украинская правда», решившись на кардинальный шаг - уход из президентской администрации и радикальную смену окружения. Гонгадзе стал главным редактором «Украинской правды», а Притула - его заместителем.

Неожиданная и бурная любовная связь Притулы с ярким, но пустым в понимании Литвина человеком - Георгием Гонгадзе, ранили главу президентской «канцелярии». Неожиданный уход А.Притулы из администрации, участие в авантюрном проекте, первые полгода не имевшего никакого успеха, ощутимо ударили по самолюбию В.Литвина.

Не без вмешательства Литвина «Украинская правда» лишилась спонсора и пребывала на мели.[6]

«Цена вопроса» таинственных пленок

В это же время по Киеву распространились слухи, что «президента слушают» и записи можно свободно купить. Стоит отметить, что уже после гибели Георгия многие политики подтверждали, что в той или иной компании весело слушали «нарезку» записей разговоров Кучмы с различными собеседниками. А еще весной 2000-го, помимо Гонгадзе, выход на продавцов пленок, как минимум, еще один киевский журналист. Но весь вопрос уперся в цену товара.

Чтобы добыть заветные пленки, многие киевские журналисты в поисках средств обратились за зарубежными грандами под планируемые Интернет-проекты (конечно же, демократические). Четко зная, что посольства ряда государств весьма заинтересованы в получении если не оригиналов, то копий записей президентских откровений. А на грантодателей «посольские» имеют влияние. Многие в киевской журналистской тусовке даже знали «цену вопроса» таинственных пленок - $ 50 000. Но соискатели грандов просили сразу $ 100 000 - «за риск» и «на жизнь».

Слухи о таинственных торговцах пленок дошли до администрации президента. Сигнал стали активно «отрабатывать». Ведь в администрации довольно широкий круг лиц знал о существовании помещения, где стояла стационарная звукозаписывающая аппаратура. А если это было необходимо - то и в других помещениях. Записи делались изо дня в день, с утра и до вечера - все время, когда в кабинете находился Л.Кучма. Аппаратуру обслуживала команда офицеров во главе с майором Николаем Мельниченко.

Как руководителю администрации, именно Литвину предстояло нести ответственность за то, что эти разговоры стали достоянием гласности. Но - появилась и возможность отыграться чужими руками на Гонгадзе. Желание разобраться с Гией могло подкрепляться осознанием того, что записи из кабинета Кучмы покинули администрацию при непосредственном участии А.Притулы. Она, в силу благосклонности Литвина, была вхожа едва ли не во все помещения в здании администрации. И наверняка была близко знакома с Николаем Мельниченко, через посредников приторговывавшим «нарезкой» секретных разговоров.[7]

Литвин, используя ситуацию и при неосознанной помощи влиятельных посетителей Кучмы, начал вкладывать внушать президенту негативное отношение к Гонгадзе. Раз - слово, два - слово. Пришло время, когда Кучма уже сам интересовался у собеседников положением дел «с Гонгадзе». Кучму убедили в том, что именно Гонгадзе виновен в том, что пропали записи некоторых бесед из президентской администрации. Поскольку оригиналы записей были на месте, невозможно было установить, что именно и в каком объеме пропало. А главное - кому достался аудиоархив администрации. Для этого следили за Гонгадзе, задействовав «наружку» - чтобы отследить его связи - продавцов и, возможно, заказчиков пленок.

Тем временем страсти в президентском кабинете продолжали искусно подогреваться Литвином, жаждущим отмщения. И Кучма сгоряча обронил в разговоре с министром МВД Юрием Кравченко: «накажите, мол, проходимца». Потом Георгия не стало.

Но, похоже, личная заинтересованность Литвина в «деле Гонгадзе» никого в Украине сегодня не удивляла, зато дебатировались следующие «тонкости вопроса»: как согласовал Литвин тактику операции по устранению Гонгадзе с близким другом - Юрием Кравченко, с ним спикер не только жил в расположенных на одной лестничной клетке квартирах, но и крепко дружил до последнего дня жизни экс-министра украинского МВД. Именно с Юрием Кравченко спикер Верховной Рады мог поговорить по душам, посетовать на изменчивость женской натуры и обратить внимание министра на «врага» Леонида Даниловича Кучмы, который по «совместительству» и его личный недруг.

Мог Владимир Михайлович и «по мужски» помочь Юрию Федоровичу «найти выход» из проблемы с Генеральной прокуратурой, направив своего доверенного человека на дачу экс-министра в утро «самоубийства».

Но наиболее циничные люди подозревают В.Литвина в реализации более сложной «многоходовки». Первым этапом которой было устранение соперника-журналиста, вторым - раскрутка «кассетного скандала» и, как следствие, передача власти Л.Кучмой его другу генералу Юрию Кравченко. О том, что Кравченко готовился к такой миссии, накануне описываемых событий сообщал украинский еженедельник «Итоги». Газету сразу же закрыли - по прямому указанию того же министра Кравченко.

Конечно, возможно и такое - кто-то использовал человеческую слабость Литвина, особенности пикантной ситуации, и «сыграл» его, усилиями главы президентской администрации устранив Гонгадзе и спровоцировав крупнейший в новейшей украинской истории скандал.[6]

Результаты раздора из-за спонсоров и «Дело Гонгадзе»

Спонсор первый — Евгений Марчук

Без преувеличения можно сказать, что своим выходом в свет газета обязана не только энергии Георгия, но и спонсору, которого удалось найти руководителю проекта. Спонсор у еще не родившегося издания появился в конце марта. Гонгадзе в разговорах с друзьями называл этого человека Петровичем и описывал грозный вид его личного охранника. Впрочем, для сотрудников «УП» не было секретом, что спонсор имеет непосредственное отношение к секретарю Совета безопасности, бывшему шефу КГБ Украины и экс-кандидату в президенты Евгению Марчуку.

28 марта случился еще один, не очень заметный, но весьма характерный эпизод. Георгий с несколькими соратниками наведался в интернет-кафе и создал в сети анонимный сайт, на котором разместил материалы о зарубежных счетах Леонида Кучмы и причастности вице-спикера парламента Медведчука к торговле детьми. Имоверно, эта акция была одним из условий «спонсорского пакета».

Спонсор предоставил газете помещение и оргтехнику. В апреле-мае те же люди передали руководителю проекта 2000 и 500 долларов соответственно на зарплату сотрудникам и текущие платежи. Эти средства вполне достаточны для финансирования небольшого интернет-проекта. Альянс распался совершенно неожиданно.

Редакции не хватало журналистских материалов. Поэтому многим журналистам предлагалось на безвозмездной основе размещать свои материалы на сайте «Украинской правды». Но технология работы СМИ не позволяет рассчитывать только на добрую волю журналистов, поэтому Гонгадзе заключил устную договоренность с руководством газеты «Грани», в соответствии с которой «Украинской правда» могла перепечатывать публикации из «Граней» в любых количествах. При этом Гонгадзе просил всех своих сотрудников обратить особое внимание на публикации корреспондента «Граней» Татьяны Коробовой в связи с тем, что она неоднократно как журналист демонстрировала свою неприязнь к Марчуку. На этом совещании Гонгадзе еще раз обратил внимание всех, что их спонсирует Марчук, а потому порицающие его публикации на сайте «УП» невозможны. На этом совещании, по имеющимся у нас свидетельствам, присутствовала и редактор «Украинской правды» Алена Притула.

Через несколько дней после совещания Гонгадзе уехал в Винницу в целях организации предвыборной кампании местного мэра. Гонгадзе проводил там практически все время, а Притула на выходные ездила к нему. Как правило, она уезжала в пятницу вечером, а возвращалась в понедельник. «Грани» выходят по понедельникам, на сайте «Украинской правды» перепечатывавшиеся с этой газеты материалы размещались по вторникам-средам. Материал Татьяны Коробовой «Претенденты в президенты, расслабьтесь!», содержавший негативные выпады в адрес Марчука, вышел в газете за 15-21 мая и на следующий день был перепечатан «УП». В день публикации этого материала на сайте, буквально через час после его размещения, Гонгадзе звонил в офис «Украинской правды» из Винницы, чтобы выразить свое возмущение этим фактом. Он потребовал снять этот материал с сайта как можно быстрее. Материал сняли в тот же день. Между тем в электронном архиве «УП» этот материал остался.

Видимо, Алене Притуле просто не понравился спонсор. Однако ее действия представляются из ряда вон выходящими для всех, мало-мальски знакомых с кухней как российских, так и украинских СМИ. Позвонивший в редакцию Георгий потребовал снять статью, что и было исполнено. Однако последствия отчаянного шага главного редактора не замедлили дать о себе знать.

В редакции появились вежливые ребята, которые вынесли оттуда выданные Петровичем компьютеры и предложили сотрудникам освободить офис. Деньги, заработанные Гонгадзе на выборах, пошли на покупку новой техники и зарплату.

Нельзя утверждать, что Георгий был излишне щепетилен в выборе источников финансирования. После разрыва с «людьми Марчука» газета оказалась не в лучшем финансовом положении, и Гонгадзе вынужден был одалживать или брать деньги у различных кредиторов. Это тоже характерная деталь из биографии «Украинской правды». Впрочем, из нескольких источников, в том числе от тех, кто давал Георгию ссуды, мы знаем, что эти суммы не превышали 1 - 2 тысяч долларов и их невозврат не мог бы послужить причиной исчезновения журналиста.

Откровенно говоря, не прослеживается таких причин ни в публикациях «Украинской правды», ни в творчестве лично Георгия. А публикации интернет-газеты даже в отношении конкретных персон носили весьма общий характер и не могли представлять какой-либо серьезной угрозы.

Не говоря уже о том, что круг читателей «Украинской правды» был очень узок и ограничивался главным образом депутатами парламента, их помощниками и партийными деятелями - на сентябрь общее число посетителей сайта с момента его создания не превышало десятка тысяч. Однако запоминающаяся фамилия и известность в политической тусовке делали его идеальной кандидатурой в жертвы.

От предложенных Суркисом 2,5 тысяч долларов Гонгадзе отказался. В то же время Георгий собирался договорится с конкурентом Суркиса Александром Волковым. Любые идеи по этой линии потеряли смысл после 5 сентября, когда «Украинская правда» перепечатала еще одну статью. На этот раз - про Волкова.

Спонсор второй - Лаврентий Малазония

После исчезновения Гонгадзе в редакции «Украинской правды» часто стал появляться Лаврентий Малазония. Посвященные в процесс считают, что этот человек оказывает существенное влияние на политику газеты. В январе число заходов на сайт газеты перевалило за миллион.

Основные контакты Малазонии с «Украинской правдой» до 16 сентября приходились не на Георгия, а как раз на Алену Притулу. Очевидно, что в играх вокруг «УП» ей вольно или невольно довелось сыграть не последнюю роль. И если Алена оказалась орудием в чужой игре, то она могла осознать это в ночь с 16 на 17 сентября, когда первой забила тревогу по поводу исчезновения Георгия.

Жители Таращи, которые нашли тело и присутствовали при эксгумации, утверждали, что украшений на теле не было.

Судмедэксперт таращанской районной больницы, в морг которой привезли неопознанный и, как оказалось, обезглавленный труп, сказал, что связал его с исчезнувшим за полтора месяца до того журналистом Георгием Гонгадзе по украшениям. Игорь даже показал милицейскую ориентировку, где эти самые украшения были описаны с особым тщанием. Не объяснил он только одного: откуда эти украшения взялись. Вернее, объяснил, будто бы они были с самого начала: браслет и перстень соответственно на кисти и пальце правой руки.

15 ноября к моргу таращанской больницы подкатил джип «Тойота-Ландкрузер». Кроме Алены Притулы и Лаврентия Малазонии в нем сидели друг Георгия Гонгадзе Коба Алания и подруга Малазонии журналистка Людмила Добровольская. С поразительной легкостью Игорь Воротынцев согласился отдать им тело, которое, как они тогда решили, принадлежит несчастному Гонгадзе. К этому факту стоит присмотреться: тело предполагалось отдать коллеге и любовнице при живых жене и матери. Для человека, должность которого называется «судмедэксперт», поступок, прямо скажем, беспрецедентный.

Впрочем, 15 ноября справедливость восторжествовала: сотрудники таращанской милиции выкрали тело из морга и отправили в Киев как раз в тот момент, когда Притула с товарищами искали гроб. Пассажиры «Ландкрузера» обнаружили пустое место там, где вроде бы только что лежало тело! Однако Алена с коллегами тоже уехали не с пустыми руками. Осматривая опустевший морг, они обнаружили лежавшие на картонке фрагменты тела. Воротынцев подтвердил, что деталь принадлежит исчезнувшему трупу. Часть руки, в которой должны были оставаться осколки, доставшиеся Георгию во время абхазской войны, эксперт заранее отделил для производства рентгеновской съемки. Эти фрагменты, упакованные в полиэтиленовые пакеты, Притула, по свидетельству очевидцев, положила к себе в сумку.

Кстати, в пользу того, что труп закопали не чтобы спрятать, а чтобы, наоборот, побыстрее найти, свидетельствует не только закрепленная на дереве бутылка из-под шампанского. Тело захоронили на глубине 58 сантиметров - как раз, чтобы рука в вертикальном положении из земли торчала. Другая немаловажная деталь: в теле, смерть которого наступила 1,5 - 2 месяца назад, отсутствовали личинки насекомых.

Практически с полной уверенностью можно сказать, что обнаруженное в Тараще тело до захоронения где-то хранили в герметичной упаковке. То есть большую часть времени тело пролежало при температуре близкой к комнатной.

Иначе говоря, труп готовили для того, чтобы в нужный момент использовать. Местные жители говорят, что захоронение, появись оно, допустим, в сентябре, было бы быстро обнаружено. Если не селянами, то грибниками, которых прошлом году в здешних местах было предостаточно.

О том, что труп на 99,9 процентов - Георгия Гонгадзе, сказали в лаборатории МВД в России, где проводили экспертизу по просьбе Генпрокуратуры Украины, и никакого отношения к Гонгадзе не имеющий, как сочли в частном институте в Германии, где осуществлялась экспертиза по направлению временной комиссии Верховной Рады, ведущей параллельное расследование? Материал для немецких экспертов, решивших, что это - не Гонгадзе, предоставила Алена Притула. Полученный у эксперта Воротынцева фрагмент она, оказывается, около полутора месяцев хранила… у себя дома в холодильнике. Притула не исключает, что остававшиеся в холодильнике образцы могли быть подменены злоумышленниками в ее отсутствие. [8]

В «Украинской правды» польские владельцы

Притула.jpg

Польская издательская группа Agora SA собирается расширить перечень интернет-проектов за счет выхода на украинский рынок. Компания подтвердила, что ведет переговоры о покупке online-издания «Украинская правда».

Интернет-газета «Украинская правда» создана в 2000 году журналистами Георгием Гонгадзе и Аленой Притулой. После исчезновения Георгия Гонгадзе в сентябре 2000 года Алена Притула стала главным редактором издания. По ее информации, чистая прибыль портала в 2006 году – 0,5 млн грн, в 2007 году (по прогнозам) – 1 млн. грн. При этом продажная цена издания оценивается в 5-10 миллионов американских денег. Специалисты уверены, что «Украинская правда» является очень лакомым кусочком для «инвесторов», т. к. сайт входит в тройку лидеров (в категории СМИ) по рейтингу Bigmir. Главный редактор «Украинской правды» Алена Притула не захотела ни подтвердить, ни опровергнуть данную информацию, коротко объяснив, что «комментировать не может».

Довольно странное заявление, как для руководителя «честного и независимого» издания, как его всюду позиционирует Алена Притула.

Увы, денежные вопросы «Украинской правды» предполагают множество обличающих ответов, но это не исчерпывает ситуацию.

Алена Притула неоднократно утверждала, что издание неплохо зарабатывает благодаря рекламе : «До Оранжевой революции наше финансирование, в основном, состояло из грантов. Сейчас мы перешли на самофинансирование за счет рекламы. Мы не ставили цель зарабатывать деньги, но очень гордимся тем, что это получилось» (Форум с О. Притулой, : pravda (Модератор) 22 июня 2005 . 00:45)[9]

В результате беседы с женой Гонгадзе оказалось, что семья Георгия Гонгадзе, чье имя почти десятилетия используется как бренд «Украинской правды», за все это время не получила никакого вознаграждения за бизнес-успехи этого интернет-издания. [10]

Также в СМИ «Украинскую правду» называют грантоедом. Алёна Притула главный редактор «Украинской правды» (получает деньги от Фонда развития демократии, который находится в Вашингтоне): «Я убеждена в том, что в современном украинском обществе независимая и свободная пресса может существовать только при поддержке западных грантов и инвесторов. Что касается зависимости и независимости моей позиции и позиции «Украинской правды» от позиции моих доноров: цели и задачи Фонда развития демократии полностью совпадают с моим внутренним видением того, как должен развиваться мир…».[11]

Алена Дуделкина

В блогосфере Алену Притулу называют Аленой Дуделкиной. Особое негодование интернет-пользователей вызывает отсутствие у нее элементарных познаний в сетевых технологиях и возрастающее число забаненных комментариев.[12]

Мифический учредитель:пятнище на бренде «УП»

Документ Притула.jpg
Документ Притула2.jpg
Документ Притула3.jpg

Так, на брендовой «физиономии» интернет-ресурса «Украинская правда» под собственно названием «УП» чуть мельче написано «Заснована Георгієм Гонгадзе у 2000 році». Почти лозунг. В общем-то, лозунг правильный и уместный. В одной фразе не только история ресурса, но и его цена. Цена его репутации. А если учитывать страшную историю жизни и смерти Гии, то нынешняя позиция УП - одна из главных расследовательских площадок страны - выглядит почти идеально. Добротные расследования. Документальные «сливы». Неизменные скандалы.

УП ведь не банальный «сливной бачок», куда можно пристроить любую «джинсу». Скорее это высокобрендовый продукт. А для подобных - брендовых - продуктов важнее прочего именно собственная безупречная репутация. Она должна быть кристальной.

Так вот, на сайте УП, как уже было сказано, хорошо заметными буквами начертано на логе – «Заснована Георгієм Гонгадзе у 2000 році». По логике основатель является, как минимум, владельцем (совладельцем) брендового наименования и получателем роялти от использования этого наименования. По крайне мере, до момента продажи своего права владения. Иначе – разве он «засновник»? Возможно, случайный человек, давший идею. Возможно, человек, вовремя упавший на хвост реальным учредителям. Возможно, просто красивое имя. В нашем случае - все с точностью до наоборот.

Применительно у УП однозначно можно сказать, что только Георгий Гонгадзе вправе считаться «учредителем», от и до придумавшим проект и реализовавшем самый сложный этап – стартовый. Это его проект – плоть от плоти и кровь от крови. Даже в прямом смысле слова. Но вот ведь парадокс - в официальной юридической выписке о составе «основателей УП» о Гонгадзе не сказано ни слова. Читаем «витяг з Єдиного державного реєстру юридичних та фізичних осіб-підприємців»: «повне найменування юридичної особи – Приватне підприємство «Українська правда»…; перелік засновників (учасників) юридичної особи – Притула Олена Юріївна…» И все. Точка.

Странный какой-то диссонанс получается. Кто же такой в таком случае Гонгадзе? И какое вообще отношение к УП он имел? Де-факто (и это ведь общепризнано) именно он придумал бренд, создал технические возможности и страшной ценой (личной жертвой) его раскрутил. Де-юре – он вообще никто, так как учредитель у УП только один – Притула А.Ю. Она же, естественно, и главный редактор (т.е. единственный операционный менеджер, принимающий решения).

У нас нет никаких сомнений в том, что все юридические документы в полном порядке и оформлены юридически корректно. Но гадкие вопросы все равно ведь остаются. Первый из них: если Гонгадзе, по юридической версии Притулы никто (а это именно так, на что и указывает регистрационный документ), то почему его фамилия пишется на первой странице? Он же никто.

Второй вопрос: имеет ли право единственный юридический владелец УП бесплатно и пожизненно использовать имя Гонгадзе в корыстных целях? А его фамилия в логотипе УП – это именно что коммерческая эксплуатация чужого имени. Третий вопрос: если он все-таки имел отношение к учреждению УП, то где его конкретная доля в уставном фонде? Четвертый вопрос: если стопроцентной долей в медийном проекте «УП» владеет только Притула А.Ю, то когда Гонгадзе успел отказаться от своей части в ее пользу? И почему сделал он это бесплатно?

Между прочим, вопрос этот с глубоким дополнительным дном. Дело в том, что официально УП (вернее юридическое лицо – правообладатель товарного знака) имеет странную дату официальной государственной регистрации – «27.07.2001г». Т.е. учреждение проекта (опять же по версии Притулы) состоялось… после исчезновения/смерти Гонгадзе.

В таком случае опять всплывают непростые этические вопросы. Если Гонгадзе был учредителем, значит УП, сначала имела иные регистрационные документы, которые… в 2001 году были изменены в пользу Притулы. Либо Гонгадзе (проносим извинения за столь кощунственные и аморальные допущения слова) продал Алене Юрьевне свою долю уже… после собственного исчезновения. И первое, и второе невозможно. А значит, имела место, скорее всего, банальная корыстная игра… самой Алены Юрьевны Притулы.

Банальная – это в смысле точно такая же, когда один бизнесмен рейдирует другого бизнесмена (собственника, учредителя) любым способом. Неотличимость налицо. И опять же обязательное уточнение: никаких претензий к Притуле – она доказала собственный талант и блестяще воспользовалась стечением роковых обстоятельств. О морали ведь не обязательно вести речь. [13]

Текущие события

29 августа 2011 года экс-глава Департамента наружного наблюдения МВД Украины Алексей Пукач, обвиняемый в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе, частично признал свою вину в совершенных преступлениях. Пукач признал, что собственноручно совершил убийство Гонгадзе, одновременно утверждая, что внешнее наблюдение за журналистом было законным.

Вместе с тем Пукач не признает своей вины в уничтожении документов внешнего наблюдения за Гонгадзе в 2003 году. Говорит, что он документы не уничтожал, а это делали его подчиненные, когда он был в отпуске[14]

По словам Пукача, заказчиками убийства Гонгадзе были второй президент Украины Леонид Кучма, экс-глава МВД Юрий Кравченко, нынешний глава Верховной Рады Владимир Литвин, а также бывший первый замглавы МВД Николай Джига.

На суде Пукач решил обвинить и самого убитого им журналиста. Бывший милиционер заявил, что начиная с 1997 года, Гонгадзе, а также нынешний редактор Украинской правды Алена Притула и Алексей Подольский готовили государственный переворот. По мнению Пукача, убив Гонгадзе, он спас Украину[15].

Источники

  1. Владимир Притула: «Журналист всегда в оппозиции: не только к власти, но и к самой оппозиции» СМИ о СМИ
  2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СЕВАСТОПОЛЕ, ПОЛИТИЧЕСКИЕ НОВОСТИ СЕВАСТОПОЛЯ
  3. Интервью с Аленой Притулой, Украинская Правда
  4. Убийство Гонгадзе: бытовой «треугольник» в большой политике
  5. Интервью с Аленой Притулой, Украинская Правда
  6. 6,0 6,1 6,2 6,3 Убийство Гонгадзе: бытовой «треугольник» в большой политике
  7. Назад в прошлое: не афишируемые факты и альтернативные версии мотивов убийства Гии Гонгадзе (подборка давних публикаций)
  8. Идеальная жертва. Странное поведение любовницы журналиста и его коллег
  9. С. МАКОГОН: УКРАИНСКАЯ ПРАВДА НА ПРОДАЖУ!!!
  10. Как «Украинская правда» превратилась в «Унитаз Притулы»
  11. Фонды и грантоеды
  12. Алена Дуделкина
  13. УП. Ресурс чистой правды
  14. Пукач признает, что собственноручно совершил убийство Гонгадзе – адвокат вдовы журналиста
  15. Суд над Пукачем: обвиняемый примерил роль обвинителя
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Просмотры
Действия
Навигация
НОВОСТИ
ПЕРСОНЫ
ПАРТИИ
ГРУППИРОВКИ
ИМЕНИЯ
ВЫБОРЫ 2014
VIP ГОРОСКОП
Инструменты