Путин отложил месть на 1 января 2015 года

Материал из ДОСЬЕ
Перейти к: навигация, поиск

Москва припомнит Минску все грехи после 1 января 2015 года, считает издание Белорусские новости.


Эскалация белорусско-российского калийного конфликта продолжается. Александр Лукашенко лично на него до сих пор никак не откликнулся. Поведение белорусской стороны выглядит труднообъяснимым. Что же касается сдержанности российского президента, то одной из основных причин является его желание во что бы то ни стало создать к 2015 году Евразийский союз.


Едва ли хоть одна из структур, созданных за последние два десятилетия под эгидой Москвы, может быть названа успешной. Скажем, СНГ давно уже называют «чемоданом без ручки». «Цивилизованный развод» бывших советских республик оно более или менее обеспечило и стало в итоге не более чем «клубом президентов».


Уже более десяти лет фактически заморожен интеграционный процесс в Союзном государстве Беларуси и России. Зато за это время имело место множество конфликтов разной степени значимости. Причем, как показывает ситуация, складывающаяся сегодня на «калийном фронте», острые противоречия между «союзниками» могут неожиданно возникать в самых разных вопросах.


ОДКБ также претерпела немало серьезных пертурбаций, в результате чего число ее участников сократилось наполовину. По сравнению с другими организациями она, пожалуй, выглядит наиболее продвинутой, однако и здесь нет уверенности в будущем. Например, если Россия почему-либо вдруг откажется поставлять партнерам вооружения по своим внутренним ценам.


Хотя Таможенный союз (ТС) первоначально возник еще в 1995 году, до формирования единой таможенной территории в течение почти полутора десятилетий дело так и не дошло, и он находился практически в полном забвении.


На его основе в 2000 году было образовано Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), куда вошли Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан. Но в 2009 году ЕврАзЭС, по сути, утратил смысл в результате возрождения ТС в составе Беларуси, Казахстана и России.


Нельзя отрицать, что определенные сдвиги на этом направлении в результате произошли, однако остаются и серьезные проблемы. Достаточно напомнить, что объем взаимной торговли государств, входящих в союз, снизился почти на 10% в январе-мае текущего года.


Несмотря на все сложности, те же три государства продолжили углублять интеграцию, сформировав в 2012 году Единое экономическое пространство (ЕЭП). Тем самым была реанимирована еще одна давняя инициатива — в 2003 году об аналогичном намерении заявляли Беларусь, Казахстан, Россия и Украина, но два года спустя Киев отказался от участия, после чего проект, казалось, заглох.


Но в новом варианте объединения тоже далеко не все гладко. В частности, в конце мая белорусский премьер-министр Михаил Мясникович, заявив, что лишь две трети товаров и одна треть услуг перемещаются в «тройке» свободно, сделал вывод: «Общего рынка в полном смысле слова нет». Со своей стороны, крупные российские предприятия обвиняют Беларусь в невыполнении принятых на себя в рамках ЕЭП обязательств.


Однако все эти провалы не отбили у Москвы желания воссоздать развалившуюся империю, пусть и в значительно усеченном виде. Ныне на повестке дня — Евразийский союз, который аналитики в один голос называют главным внешнеполитическим приоритетом Путина.


Кстати, на днях ему удалось дожать в этом плане Армению: Ереван заявил о намерении вступить в ТС, «а в последующем участвовать в формировании Евразийского экономического союза».


Как видим, формально пока речь идет лишь об экономическом союзе. Однако предполагать, что пределом мечтаний Кремля является достижение лишь экономических целей, могут только чрезвычайно наивные люди.


Лидеров Беларуси и Казахстана к таковым, разумеется, отнести трудно. Они-то как раз прекрасно понимают, что в конечном счете их будут энергично принуждать к централизованному политическому союзу, и потому весьма последовательно этому противодействуют.


Пока Минску и Астане на руку играет тот фактор, что Москва боится рисковать Евразийским союзом, так как рассматривает этот проект как чуть ли не последний шанс достичь вожделенного результата. Там прекрасно осознают, что очередная неудача окончательно поставит крест на возможности вовлечения Украины.


Судя по всему, именно боязнь подобного развития событий и служит главной причиной и предоставления Беларуси преференций, и столь сдержанного поведения Кремля в «калийном противостоянии».


Что же касается белорусских властей, то в создавшихся условиях им удается сдерживать давление России. Кроме того, это позволяет им до поры до времени списывать на ее счет растущие экономические трудности.


Ясно, впрочем, что такое положение дел вряд ли может сохраняться бесконечно, так что принципиальный вопрос заключается в том, как надолго хватит терпения Кремля.


Скорее всего, в качестве рубежной даты намечено 1 января 2015 года, когда должен вступить в силу договор о создании Евразийского союза. После чего — вне зависимости от того, случится это или нет — ситуация прояснится, и следует ожидать перехода Москвы в отношениях с партнерами от «мягкой» силы к «жесткой».


Вот тогда-то им непременно припомнят все грехи. Поэтому мнение, что нынешняя конфронтация даст Александру Лукашенко дополнительные козыри к следующим президентским выборам, представляется весьма сомнительным.[1]

Источники

  1. [http://naviny.by/rubrics/politic/2013/09/08/ic_articles_112_182932/ Москва припомнит Минску все грехи после 1 января 2015 года}
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Просмотры
Действия
Навигация
НОВОСТИ
ПЕРСОНЫ
ПАРТИИ
ГРУППИРОВКИ
ИМЕНИЯ
ВЫБОРЫ 2014
VIP ГОРОСКОП
Инструменты