Барладяну, Василий Владимирович

Материал из ДОСЬЕ
Перейти к: навигация, поиск
Барладяну, Василий Владимирович
Барладяну Василий .jpg
Украинский историк искусства, поэт, журналист, политический деятель. Политзаключенный времен СССР (1977-1983).

Биография

Родился 23 августа 1942 года, в селе Шипка Григориопольского района Молдовы. Скоропостижно умер 3 декабря 2010 года, похоронен в г. Одесса. Украинский историк искусства, поэт, журналист, политический деятель. Политзаключенный времен СССР (1977-1983).

Суд над Барладяну

27 июня 1977 года в Одесском областном суде начался суд над Василием Владимировичем БАРЛАДЯНУ (1942г.р.), арестованным 2 марта (Хр.44; см. также Хр.45).

Председательствующий - Д.И.Каневский, обвинитель - Е.В.Жантык.

Василия Барладяну обвинили в том, что в 1972-77гг. он "систематически распространял в устной и письменной форме заведомо ложные клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй: советскую демократию, национальную политику, советский образ жизни, а также изготовлял рукописные и машинописные документы и фотокопии такого же содержания" (ст.187-1 УК УССР= ст.190-1 УК РСФСР).

Маленький зал был заполнен специально приглашенными студентами юридического факультета Одесского университета (они говорили, что они понятия не имели, на какой процесс их пригласили), преподавателями того же факультета, работниками КГБ. Несмотря на ходатайство адвоката, из родственников и друзей подсудимого в зал суда пустили только жену Василия Барладяну - да и то только со второй половины заседания 28 июня. Обращения в областную прокуратуру и к председателю областного суда не помогли.

В тот же день 27 июня Валентине Барладяну, Леониду Тымчуку и Н.Федоровой в категорической форме было предписано 28 июня с утра быть на работе. В 8 часов утра 28 июня Н.Федорову ожидали на работе оформленные командировочные документы.

Свидетель Будиянский, Барладяну допускал высказывания антисоветского и националистического характера.

Свидетель Макеенко, заведующий кафедрой философии Одесского института инженеров морского флота (Хр.41), показал, что Барладяну в своих лекциях ссылался на книгу Солженицина. Он не мог, однако, ответить на вопрос адвоката, что это за книга. Макеенко показал также, что Барладяну утверждал, будто советскому строю присуща жестокость. На вопрос адвоката, говорил ли Барладяну об отдельных жестокостях, совершенных присоветской власти, или о жесткости режима вообще, МАКЕЕНКО ответил - об отдельных жесткостях, но по его мнению это одно ито же.

Свидетели Мосюки его жена Бойко показали, что они брали у Барладяну "В круге первом" и "Архипелаг ГУЛаг".

Тесть Барладяну Писанко показал, что зять говорил ему о возможной агрессивности Советской армии, поскольку она строится не по территориальному признаку, как советовал Ленин. Показания Писанко по этому же поводу на предварительном следствии более категоричны - якобы Барладяну говорил не о "возможной", а о реальной агрессивности Советской армии.

Бывший студент Барладяну Хохлачев показал, что, приводя примеры жестокостей, бывших у нас в стране, Барладяну ссылался на "Архипелаг ГУЛаг".

Были зачитаны также показания бывших студенток Барладяну Баклановой и Белецкой. Бакланова показала, что Барладяну неуважительно отзывался о Сталине, отрицал его роль как организатора победы в Великой Отечественной войне. По словам Белецкой Барладяну говорил, что русские - господствующая нация, угнетающая молдаван и украинцев. Барладяну отметил на суде, что Бакланова и Белецкая - нерадивые студентки, с которыми у него были конфликты.

На суд была вызвана в качестве свидетеля Анна Голумбиевская. В зал Голумбиевская вошла с букетиком гвоздик. Она попросила председательствующего разрешить передать Барладяну цветы "от стоящих за дверью", но получила отказ.

Голумбиевская сказала, что не давала показаний на предварительном следствии - не будет давать их и здесь. Она зачитала заранее подготовленное заявление:

Сегодня на скамье подсудимых Барладяну, завтра согласно нашим законам могу сидеть на ней я... Я не уверена, что, давая показания по делу Барладяну, я не буду давать показания против себя. Поэтому пользуюсь правом обвиняемого отказаться от показаний.

Вторая причина: Барладяну на скамье подсудимых, обвиненный в распространении заведомо ложных... - это презрение к человеческой мысли и достоинству... Судить Барладяну значит судить разум, бьющийся в поисках истины.

Питаю надежду, что на суде над Барладяну, который вообще не должен был состояться, восторжествует уважение к достоинству человека, его праву мыслить, его праву идти в познании непроторенными тропами, его праву делиться мыслями с себе подобными.

Были зачитаны показания Руденко (см. "Суд над Руденко и Тихим"), в которых рассказывается, что Василий Барладяну передал Руденко свои заявления, стихи, повести и сказал, что его преследуют за убеждения. В зачитанных показаниях сказано, что в повести Барладяну есть место антисоветского характера. "И все-таки я уверен, что Василий Барладяну - не враг Советской власти. Его выводы в адрес Советской власти объясняются преследованиями его, нарушением его человеческих прав." Б Барладяну выразил протест против оценки его произведения по цитат, вырванной из контекста.

Прокурор предложил не вызывать ряд свидетелей и не зачитывать их показания, среди них - Валентина Барладяну и научный руководитель Василия Барладяну Шайкевич.

Адвокат и подсудимый просили суд вызвать этих свидетелей, так как их показания характеризуют БАРЛАДЯНУ с противоположной - по сравнению с уже выступившими свидетелями - стороны. Суд принял предложение прокурора, согласившись только на зачтение показаний Шайкевича.

Барладяну заявил, что ни одно его ходатайство не было удовлетворено; хотя сказали, что суд открытый, в зал не впустили его друзей и знакомых. "Я до сих пор голодаю. С сегодняшнего дня отказываюсь принимать воду и использую любую возможность, чтобы покончить жизнь самоубийством" (БАРЛАДЯНУ держит голодовку со дня ареста - Хр.44,45).

Судья (в ответ): "Мы уже слышали об этом".

При осмотре "вещественных доказательств" Барладяну сказал, что сборник "Из глубины" и фотопленки с "Раковым корпусом" он купил на рынке, а фотокопию "Ракового корпуса" отпечатал сам.

Объявляется перерыв. Только после этого перерыва Валентину Барладяну пустили в зал.

Речь прокурора

Обвинение Барладяну по статье 187-1 состоит в том, что он распространял в устной и письменной форме клеветнические измышления, порочащие советский общественный и государственный строй. Допрошены свидетели: Будиянский, Мосюк, Писанко, Орел, Хохлачев и др., которые подтвердили на суде, что в период с 1974 по 1976 год слышали от Барладяну антисоветские и националистические высказывания, в которых было недовольство существующими порядками, советским судом и др.

На суде, правда, свидетели пытались смягчить свои показания, данные на следствии, но это не дает повода сомневаться в их правдивости и достоверности. Барладяну удалось передать на Запад обращение "К людям доброй воли" (Хр.41 - Хр.), которое напечатано США.

У различных лиц в Одессе и Киеве были изъяты материалы, написанные рукой Барладяну, которые порочат наш гуманный строй. В Киеве у О.Мешко был изъят экземпляр обращения "К людям доброй воли", который якобы был передан Барладяну для Киевской группы по соблюдению Хельсинкских соглашений. У Бердника были изъяты стихи Барладяну антисоветского характера.

Барладяну писал и распространял различные заявления и письма, в которых клеветал на прокурора Одесской области Ясинского. Дальше прокурор перечисляет книги и статьи, изъятые у Барладяну на обыске в июне 1976г. (Хр.41), в частности - статью Бердяева "Духи русской революции", и указывает, что она была изъята в нескольких экземплярах. Он называет также "антисоветский" сборник "Из глубины" и указывает, что Барладяну начал перепечатывать из него статью Бердяева.

Мосюку Барладяну давал читать "В круге первом" и "Архипелаг ГУЛаг" Солженицына (показания Мосюка). Клеветнические измышления Барладяну распространял и в устной форме. Он порочил советскую национальную политику (свидетель Белецкая), допускал клеветнические высказывания о Сталине (свидетель Бакланова), порочил нашу советскую армию (свидетель Писанко), клеветал на наш советский образ жизни, говорил о жесткостях, которые были допущены Советской властью, ссылался на "Архипелаг ГУЛаг" Солженицына (показания Хохлачева).

(Голумбиевская: "Можно было сослаться еще на 22 съезд!". Ее удаляют.)

...Барладяну считает, что по отношению к нему был неоднократно нарушен паспортный режим. Следствие установило, что Барладяну по возвращении из Киева незаконно прописался в с. Васильевка. Не будучи колхозником, он не имел права быть прописанным в колхозном доме. На этом основании был выписан. (См. Хр.4 - Хр.)

Барладяну - аморальный человек. В 1974г. он очень легко расстался с женой и ребенком в г. Одессе и едет в Киев, чтобы жениться там на гр. Буровой. В 1975г. он так же легко расторгает брак с Буровой, чтобы опять вернуться в Одессу к своей первой жене.

На суде Барладяну заявил протест против того, что не были допущены в зал суда его друзья и знакомые. Во-первых, зал суда маленький и не смог вместить всех желающих. Во-вторых, давайте посмотрим, кто такие "знакомые" Барладяну. Это люди, которые уже имеют судимость или сейчас привлечены к уголовной ответственности, это всякие Руденки и Серые, которые ведут себя самым недостойным образом, отказываясь участвовать в следствии, безобразничая и мешая работать суду. Почему нет среди его друзей и знакомых преподавателей из университета и института инженеров морского флота, нет сотрудников музеев, в которых он работал? Да потому, что это советские люди, и вместо того, чтобы толкаться в коридорах суда, они занимаются научной деятельностью и общественно полезным трудом.

Вы видели здесь гр. Голумбиевскую, которая явилась на суд с цветами, пытаясь представить Барладяну мучеником. На требование привлечь гр. Голумбиевскую к уголовной ответственности за уклонение от дачи свидетельских показаний получен отказ, т.к. материалы, собранные по ее делу, уже выделены в отдельное судопроизводство. ...

Прокурор потребовал дать Барладяну 3 года лагерей общегорежима.

Речь адвоката

Во многом из сказанного государственным обвинителем я солидарен с ним. Да, мой подзащитный действительно иногда допускал слишком резкие высказывания в адрес государственного строя, советского суда и в национальном вопросе. Я убежден, что частично это нужно отнести за счет того, что в течение ряда лет к моему подзащитному, его близким действительно не были соблюдены законы. Мы все прекрасно знаем, что наши законы не столь уж совершенны, а если они еще и были нарушены, то это вполне могло быть почвой для критических, может быть, слишком резких высказываний Барладяну по этому поводу. (Этому способствовало влияние окружения в Киеве и Одессе. Барладяну очень легко поддается влиянию.)

Что касается распространения, то я убедительно прошу суд не доверять полностью показаниям таких свидетелей, как Мосюк, которые на предварительном следствии говорили то, что повторить в присутствии Барладяну не смогли.

Что касается националистических высказываний Барладяну, то я могу сказать: такое уж сейчас время, что любой повышенный интерес к какой-либо культуре первым долгом вызывает у окружающих вопрос: "А он не националист?". Барладяну - очень эмоциональная, увлекающаяся личность, поэтому его интерес и знание украинской культуры повлекли за собой разговоры в кругу студентов о так называемых националистических взглядах.

По истечении нескольких лет эти студенты не могут уже точно вспомнить фраз, произнесенных Барладяну, и, путаясь в показаниях, в общих фразах говорят о национализме.

Назвать Барладяну аморальным я не могу. Мы знаем, как иногда бывает в жизни: кажется, стоит все старое порвать и начать сначала - и все пойдет по-иному. Может, так случилось и с моим подзащитным. У Барладяну не было квартиры, фактически не было работы, прописки и т.д.

В заключение хочу сказать, что Барладяну человек очень трудный: трудный для семьи, трудный для общества, трудный для самого себя. Но если приговор суда будет справедливым, я убежден, что, преодолев все заблуждения, к нам вернется поэт, ценный и полезный для общества человек.

Последнее слово Барладяну

Много внимания было уделено показаниям тех студентов, которые были выгнаны мною за нарушение трудовой дисциплины из колхоза. Совсем же не были допрошены на суде мои друзья и жена. Что же касается моих работ, то я утверждаю, что они не содержат клеветы, - в них изложены мои глубокие убеждения, и я готов их защищать.

Те письма и заявления о правонарушениях, которые были изъяты в Киеве, прежде всего направлялись прокурору области Г.М.Ясинскому, но ни на одно из них ответа я не получил. Я не вижу преступления в том, что эти заявления были переданы мною в Киевскую группу. Конституцией дано право объединяться в различные организации, тем более, что Киевская группа не была нелегальной, но просто незарегистрированной. Поэтому я не считаю себя виновным, каяться мне не в чем. Я не прошу у суда снисхождения и уменьшения срока.

В своем заявлении на имя Подгорного я отказался от советского гражданства и просил разрешения на выезд - в любую страну, где мне дадут возможность нормально жить заниматься наукой. Но я никогда не отказывался от верности военной присяге, которая дается раз в жизни. Поэтому, где бы я ни был, в случае военной опасности я всегда буду защищать свою Родину.

Если же мне будет дана возможность нормально жить и работать на Родине, возможность быть со своей семьей, я оставлю научную работу и займусь физическим трудом. Нв суде мне пришлось видеть в лице научных работников такое болото, возвращаться в которое я не желаю. Я знаю несколько языков и в свободное время смогу заняться переводами, если их станут печатать.

29 июня суд вынес приговор, совпадающий с требованием прокурора. Суд принял также частное определение - сообщить директору средней школы N130 Ильичевского р-на г. Одессы и заведующему Ильичевским РОНО о "незаконных действиях учительницы" ГОЛУМБИЕВСКОЙ олумбиевской "для соответствующего реагирования".[1]

Связи

Черновол Вячеслав Максимович, украинский политический деятель, советский диссидент, журналист, один из основателей Народного руха Украины.

Герман Анна Николаевна, заместитель главы Администрации Януковича.

"Я работала со многими незаконно осужденными людьми: Вячеславом Чорноволом, Степаном Хмарой, Юрием Шухевичем, Василием Барладяном и Виктором Януковичем…" [2]

Лагеря

Василия Барладяну удерживали в лагере ОР-318/76 (с. Полки Владимирецкого р-на Ровенской обл.), где он работал в каменном карьере. Полгода провел в штрафном изоляторе (карцере). 13 января 1980 его посадили за то, что "не стал на путь исправления". Объявил очередную голодовку. Всего за три года голодал 13 месяцев и 17 суток. В неволе написал сборник стихов "Между человечеством и одиночеством", два цикла - "Скрижали мага" и "Уроки истории", а также несколько статей с разоблачением советского режима. Они вышли в Париже в 1979 под общим названием "Горе от ума".

За три дня до истечения срока, 29 февраля 1980, В. Барладяну был вывезен в Ровенский следственный изолятор. Против него было сфабриковано новое "дело" и он был осужден 13 августа 1980 по той же статье еще на 3 г. лишения свободы. Привлеченные как эксперты доцент Ровенского института водного хозяйства Максимов и доцент Ровненского пединститута Лещенко обнаружили в его стихах и научных статьях "клевету" на советскую действительность и "дружбу народов", перепутав, правда, монгольского хана Мамая с одноименным героем украинского фольклора.

С 4 ноября 1980 Барладяну удерживали в лагере № 28 в г. Снежное, с 17 января 1981 - в лагере № 82 в с. Острое Красноармейского р-на Донецкой обл.

Источники

1. Суд над БАРЛАДЯНУ

2. Не різдвяні історії: Анна Герман - агент КДБ - 2. Анна на шее

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Просмотры
Действия
Навигация
НОВОСТИ
ПЕРСОНЫ
ПАРТИИ
ГРУППИРОВКИ
ИМЕНИЯ
ВЫБОРЫ 2014
VIP ГОРОСКОП
Инструменты